Как зарождался Haute Couture

Как сказал один из героев фильма «Дьявол носит Prada»: творения дизайнеров — больше, чем искусство, потому что вы в них живёте.

Мы каждый день одеваемся, и не важно, пытаемся ли мы повторить подиумный или стрит лук, или сознательно отказываемся от любого намёка на «модность», мы знаем или хотя бы представляем себе ту совокупность общественных вкусов, привычек и ценностей, которая нас окружает, и которую принято называть модой.

А с чего всё началось? Меня заинтересовала история моды в узком понимании, включающем одежду, обувь, внешний вид, и я хочу изучить прошлое, чтобы лучше понимать настоящее.

Индустрия моды в привычном нам понимании появилась не так давно, в конце XVIII века, разумеется, во Франции, и повлияла на это промышленная революция.

Если раньше тон в моде задавали короли и дворцовая знать, то в новую эпоху вес в обществе стало набирать городское население, состоятельные купцы, люди простого происхождения, получившие экономическую власть. Они не хотели уступать в роскоши и красоте аристократии, и денег у них было предостаточно, но вот манер и чувства прекрасного порой не хватало. И если раньше портные лишь выполняли пожелания и воплощали в жизнь фантазии своих господ, то теперь они начали диктовать моду.

Первой заставила говорить о себе как творце наряда Роза Бретен, личная модистка Марии-Антуанетты.
Роза Бретен
Модистки — специалисты по отделке готового платья, они придумывали аксессуары, «вдыхали в платье грацию».

Луи-Себастьян Мерсье называл их архитекторами и декораторами моды, в отличие от портных, простых каменщиков.

Итак, о Розе Бретен, а не только о женщине, носившей её платья, писали газеты, и это было вполне в духе современных ковровых дорожек.
Увы, революция жестоко обошлась не только со старой аристократией, но и с модой как проявлением старого режима. Зато расцвели конфекционные (от лат. Confectio — изготовление) дома — прообразы современных магазинов, где продавали уже сшитые по усреднённым лекалам платья. Они появились ещё в 1770-е, но именно после революции вырос спрос на простые платья из недорогих тканей.
А потом очередной поворот истории — и коронация Наполеона, которая восстановила старые монархические порядки и потребность в шикарных нарядах при дворе, но принесла радикально новую моду — с античным привкусом. И снова потребовались мастера, способные воплощать это в жизнь.

Тогда взошла звезда Луи Ипполита Леруа, личного портного семейства Бонапартов.

Впрочем, он уже был скорее модельером — предлагал своим клиентам не просто платья, а продуманный и законченный образ, total look начала XIX века.

Ампир в целом и стиль Жозефины Богарне в частности — его заслуга.
Профессия набирает популярность, модельеры (сами себя они называли академиками) устраивают дома мод в старых особняках, на них трудятся уже сотни рабочих, среди которых и профессиональные художники, рисующие эскизы, а также картинки для женских журналов.
Как ни странно, титул первого кутюрье принадлежит не французу, а англичанину Чарльзу Фредерику Уорту.

Именно он сумел не только покорить Париж, но и поднять профессию портного на совершенно новый уровень: теперь в быстром потоке времени, когда политические режимы молниеносно меняют друг друга, именно модельеры диктуют знати вкусы и моду.

Созданы законы haute couture, основа гигантской индустрии, которая и сегодня влияет на нас каждый день, как только мы открываем шкаф.
Продолжение следует
«ЧТО НАДЕТЬ СЕГОДНЯ»
Стилистка, бра-фиттер. Пишу для Salt magazine.
Веду инстаграм
Made on
Tilda